Встреча с банши

ЛИЧНАЯ ВСТРЕЧА С БАНШИ

Говорят, что банши не бывает. Ерунда! Есть она. (Один из местных) ее видел. Высокое такое марево… белое марево, женский силуэт. И волосы длинные, седые. И каждый раз, собираясь завыть, она запрокидывала голову. Вот так ее описывали.

Друмлин, 19 октября 2000.

Жил неподалеку от меня один человек. Был он фермер, но из благородных. Не то чтобы настоящий лендлорд, они-то к его времени уже повывелись. Но поместье само раньше принадлежало какому-то богачу.

Старик никому не позволял охотиться на его земле. Он был большой любитель природы. Кончилось это тем, что на ферме у него расплодились кролики. Они же жутко плодовитые. Парочка кроликов в январе – это пять сотен кроликов к декабрю. Ужас просто, как они плодятся.

До него дошло, что кроликов как-то многовато. И вот однажды я повстречал его на дороге. Сидит он в своей шикарной коляске с высокими колесами, хлыстом помахивает, лошадь породистая… Это он в Лимерик собрался. На чистокровном скакуне, представляете?
Ну, он натянул поводья.
— Ты-то мне и нужен! – говорит.
— А что такое? – говорю.
— Я, — говорит, — еду в город. – Можешь оказать мне услугу? Я отблагодарю.
— Ладно, — соглашаюсь. – Что могу, сделаю.
— Сейчас объясню, в чем дело, — говорит. – У меня кроликов развелось море. Я сейчас поеду в Ньюсом, в Лимерик. Если готов помочь мне расставить на них капканы, я тебе привезу все, что надо.
— Готов, конечно, — отвечаю.
Ему и невдомек было, что я втихую именно этим на его земле и занимался! Правда, с капканами не связывался – шумно. Я силки на кроликов ставил. Проволочные.
— Все сделаю как надо!

И он уехал. Радостный такой. Вернулся вечером и привез три-четыре дюжины капканов. Ну, я взял тесьму и обмотал капканы в три слоя, сами зубья, чтобы кролики не вопили, когда попадутся. На следующий день кликнул брата и мы отправились с этими капканами в дальний конец поместья – в нем было добрых пятьсот акров!

Хозяину сказал: «Вернусь, скорее всего, затемно. Так что, если вдруг услышите подозрительный шум ночью – так это я». А то, знаете, он и пристрелить мог, не разобравшись. Вышиб бы мозги и даже бровь бы не повел. Он для грабителей был лакомым кусочком, так что нельзя винить его в том, что он мог защитить себя. Метко стрелял, между прочим!

Мы отправились в дальний конец его угодий, чтобы ему верещащих кроликов не слышно было. А то ведь он решил бы, что мы жестоко обращаемся с животными, пожалел бы их и сказал нам: «Вон отсюда!». Так что мы начали издалека. Вышли часов в девять-десять вечера. Вытащили кроликов из капканов и силков. Повторили в два часа ночи. И еще утром. Кролики стоили полкроны за пару. А это куча денег, если кроликов – тысяча, а вы бедняк.

У нас с братом были велики, неплохие, и мы собирались на них в Лимерик – продать кроликов, но вышло так, что скупщик сам приехал за ними из Лимерика. Ему оно выгодно было. На экспорт брал.

Ну, примерно через неделю мы переместились поближе к дому. Там был сад и высокая стена. И вот под стеной мы устроились. В первую ночь ох и пустынно было, одиноко! Но я ему сказал днем, мол, будем поблизости, и он ответил: «Окей. Буду знать, что вы там». Я его заверил, что будить и вообще без дела беспокоить не стану. «Отлично», — просиял он. Спросил, как у нас дела продвигаются. Я ответил, что хорошо.

Он мне спасибо сказал, представляете? Спасибо! А обычно-то от него никакой благодарности, кроме свинцовой, ждать не приходилось.

Провели мы там почти неделю. В ту ночь, часа в два, подумывали уже пойти домой. Кроликов почти не осталось, да и мы вымотались. И тут, Богом клянусь, я услышал – плачет кто-то там, в стороне поместья. Мы замешкались минут на десять – а плач все ближе, все громче! Мы по звуку и поняли, что он приближается. Громче он стал. Отчетливей. Мы тогда решили, что с места не сдвинемся, пока… ну, пока все не успокоится. Остались сидеть. И, честное слово, плач этот прошел… ну, на расстоянии тридцати-сорока ярдов от нас.

Очень ясно мы его в тот момент слышали. Ну, нас было двое, мы были молодые, крепкие – не особо испугались. Мы дождались, пока оно пройдет стороной, и двинули домой потихонечку. И только тогда, когда мы вошли в дом и зажгли свет (лампу, конечно, тогда электричества не было), испугались задним числом.

Ну, легли спать да и забыли об этом. Вернее как – не забыли, конечно. Просто так вымотались, что сразу и заснули. Выспались и наутро передали свою «добычу» мужику из Лимерика. Договорились, что он вернется за новой партией. Мы ему пообещали, что будет еще. И вот чтобы сдержать слово, пришлось нам снова туда отправиться следующей ночью. Пораньше, около полуночи.

Я потом узнал, что банши после полуночи почти не показывается. Так – до двенадцати, до часу. И текучую воду она перейти не может.

Знаете, на фермах обычно канал с водой есть? Широкий такой ручей, с галечным дном, с дренажной системой? В том поместье он протекал через задний двор. Так вот, Богом клянусь, она его перейти не смогла! Двигалась строго вдоль воды. В этот раз совсем близко подобралась. Женский голос был. Но звучал он так… забавно. Прерывисто, понимаете? Как будто голову назад откинет – и всхлипывает, вот так она плакала.

Мы подуспокоились. На второй раз не так страшно, как в первый, мы ж ее уже слышали накануне.

А она вошла в дом через главную дверь. Прямо в холл. Точно говорю, прямо в холл вошла…

Мы в ту ночь домой не пошли. Рано было. Остались там. А банши выплыла из поместья через главные ворота.

Не такие уж мы были и храбрецы, честно сказать. Вовсе не из-за бравады остались – просто несколько фунтов на кону, понимаете ж! Мы с братом обсудили между собой эту штуку, банши, и пришли к выводу, что… старику недолго осталось.
Наутро я с ним перекинулся парой слов, и как-то не похож он был на умирающего. Да и не умер. Но четыре-пять дней спустя он вышел из дому весь при параде и сказал, что направляется на похороны своего брата.

Я тогда про банши ничего ему не сказал. Но решил при случае спросить, водится ли такое в его семье – чтобы банши приходила, когда кто-нибудь заболеет или помирать соберется. Несколько недель спустя случай подвернулся, и я спросил. Он надолго задумался. А потом поинтересовался:
— А откуда такой вопрос?
— Ну, я вам скажу как есть, — ответил я. – Спрашиваю потому, что слышал странное, пока ловил кроликов. Думаю, это банши была.
— Да, — сказал он. – Да, так. Это было перед тем, как брат мой умер.
И еще сказал:
— Банши ходит за нашей семьей.

Реклама