Свобода выбора. Vers libre

ураган с твоим именем

сейсмологи Японии
дыханья затая
следили в эту ночь
за стрелками приборов

как всегда –
ничего нельзя было изменить
как всегда –
только предупредить
о надвигающейся опасности
и ждать…
ждать…
ждать…
и назвать ураган твоим именем

…в эту ночь
на спящих островах Японии
были отмечены
оглушительные толчки
моего сердца

личная точка зрения

ничего не собираюсь доказывать
просто этот невзрачный
огрызок яблока
мне показался
несравненно изящней
того червяка
что победно глядит
из его сердцевины

если у незнакомой дороги…

если у незнакомой дороги
на ветке
кряжистого дуба
сидит Соловей-разбойник
и прилежно свищет
мешая пройти и проехать
не раздумывай ни секунды
это –
т а с а м а я дорога!

в любое время

летом ты –
совершеннолетняя
зимой –
совершеннозимняя
с вечнозелёной листвой
с мягкими иглами
моё любимое дерево

лучшее время

лучшее время жизни – детство
лучшее время года – осень
осенью становится ясно
без колебаний:
лучшее время жизни – детство

когда я прохожу…

когда я прохожу
мимо старинных зданий
и трогаю ладонью
потемневшие камни
я думаю о том
что будут говорить о нас
лет через двести
вспомнят ли нас
как
с т а р ы е
д о б р ы е
в р е м е н а?

человеку необходимо…

человеку необходимо р о д и т ь с я
чтобы задохнуться однажды
от счастья
и у м е р е т ь
чтобы перевести наконец дыхание

соловей роза и улитка

не дождавшись конца этой ночи
соловей
стал разучивать новую песню
с любопытством
изредка глядя на звёзды

роза
томясь ожиданием
вновь задремала
красиво свернув лепестки
и только улитка
спешит
задыхаясь от встречного ветра
чтобы успеть перейти до рассвета
лунную дорожку в саду

маленькая поправка

…долго летели
навстречу друг другу
встретились
в небе над садом
когда смертельно уставшие
мы уснули в саду
ты – на моем плече
я – руку положив тебе на грудь
веселый садовник
сама простота
насвистывая что-то из Моцарта
обрезал нам крылья
садовыми ножницами

а к яблокам ты не притрагивалась
яблоки и вовсе были зеленые

раскаянье

— был бы у меня еще один брат
такой же как Авель
русоголовый и смешливый
как одуванчик

мы бы ни на миг не расставались –
за столом
в поле
в саду –
засыпая и просыпаясь
о д н о в р е м е н н о!

…ах был бы у меня еще один брат

подслушанный разговор

…правда же этот рисунок прекрасен
взгляните – ведь правда он прелесть –
да – тихий голос – конечно
но краски еще не просохли…

закон
для подрастающего
поколения

с каждым днем
тень от тебя
становится чуть длиннее
не спеши
не так быстро
помни
что тень человека
не должна быть больше
самого человека

друг

в дружбе клянется
и глаза хорошие ясные
и лицо открытое
вот только всегда молчалив

саблю точу и слышу
седлаю коня и слышу
даже
сквозь оглушительный
рев трубы
слышу
как в мешки
заклятых врагов моих
перетекает золото
его молчания

небесный бюрократизм

догадываюсь что где-то о нас
ведутся скучные разговоры
кто жилец на этом свете
а кто уже нет
какую дату поставить после тире
и что написать в графе «причина»…

пошумят
посмеются
разойдутся –
есть дела поважнее
слава Богу
ничего не решив окончательно

…мне определенно нравится
этот нездешний бюрократизм!

ты
и все
остальные

тем кто не видит
как прекрасна ты
при луне
или в полдень
в полдень в поле
в лесу
в суматохе
в сумерках
в тишине

я говорю:
ничего удивительного
просто
в это самое время
вас всех
не существует
на свете

как пишется стихотворение

как пишется стихотворение? –

на поляну выходит олень
натягивается тетива
и нетерпеливая стрела
отпускается на волю

летящая стрела –
это и есть стихотворение
которое уже не принадлежит
ни луку ни тебе

потом у ночного костра
можно поболтать
про наконечники и оперенье
послушать умное суждение
лесничего
о поправках на скорость ветра
и скорость оленя
подбросить хворост
в догорающий костер

вот так и пишется стихотворение

…а целиться совсем необязательно

садовники
и землекопы

кто же важнее
садовники
или землекопы
зависит прежде всего от того
постучит ли в городские ворота
обитые темным железом
чума
или яблоня стукнет
тяжелою веткой
солнцем согретым
спелым яблоком

в музее

какие разные лица у мадонн! –
печальные и насмешливые
озабоченные и лукавые
рассеянные и строгие

и только младенец
всегда один и тот же –
гениальный ребенок
с лицом старика
знающий все
о рожденье и смерти

дальняя перспектива

однажды
когда все настолько переменится
что в кресло твое
сядет старушка в смешных очках
с тяжелым вздохом
и вечным клубком
запутавшихся воспоминаний –
тогда я приду и скажу:
– а помнишь
я клялся любить тебя вечно?..
– и что же? –
ты спросишь без тени улыбки

при встрече

я хотел бы спросить
у того Кто Создал Этот Мир
но не о
с р о к а х
исчисленных нами
с достаточной степенью точности
и не о
ц е л и
почти установленной
нашими умниками

я спросил бы
приветливо глядя при встрече в глаза:
– ну здравствуй Старик
к а к д е л а ?

в провинциальном городе

I

на этой улице
живёт Неразделённая Любовь
вот – дом её
увитый диким виноградом
вот – дверь
ключи на дне засохшего колодца
а вот – лицо её
застывшее
за ржавою решёткою окна

II

по этой дороге
всегда на рассвете
возвращается с песенкой летней
синьора Счастливая Любовь
в правой руке её – сонная роза
левая – весело мчится по воздуху
губы её перепачканы соком вишнёвым
юбка её – ах боже мой! –
постоянно измята

адрес её никому неизвестен
если вы даже припрёте к стене
городских почтальонов
вряд ли узнаете что-нибудь определённо

нет – говорят –
и вообще у неё никакого нет дома
да – говорят – а вчера её видели спящей
в саду возле тополя
третьего с краю

впрочем
вы можете встретить её на рассвете
здесь на этой дороге
узнать-то ведь проще простого:
в правой руке её сонная роза
левая весело мчится по воздуху
губы её перепачканы спелыми вишнями
юбка её – ах боже мой –
постоянно измята…

океанская почта

напишу тебе
совсем короткое письмо
такое чтобы ему было просторно
в пустой бутылке
тёмно-зелёного стекла

…буду слушать
чем это недовольна волна
покидая берег
передразнивать чаек
вспоминать о пустяках

и глядя в море
с нетерпением ждать ответа

вопросы и ответы

– а ты меня не разлюбил? –

да что случилось с именем твоим –
весь день неумолкающих два слога
за мною ходят по пятам
издалека –
трибуны и турбины не стихая
и тоже об одном –
заветные два слога

сойти с ума!
мне свет уже немил
да что же за напасть такая –
одно из тысячи имён…

– а ты меня не разлюбил? –

эгоизм любви

если эта непостижимая
Вселенная
начнёт однажды сужаться
с каждым мгновеньем
становясь всё меньше и меньше
то в конце концов
останутся только двое –
ты
и
я –
неделимые
несокрушимые частицы
Вселенной

неправда ли моя радость?

коммивояжёр

семь железных сапог
истоптал
семь железных посохов
стёр
семь железных рубах
износил

ходит по свету в железных обносках
торгует тончайшим батистом
и мягкими соболями

распахнуты настежь ворота…

распахнуты настежь ворота
открыты все окна
отброшены шторы
и сорваны двери с петель
в сырых и угрюмых подвалах
по солнцу повисло

но тем не менее
неумолимо увеличивается
количество тайных мыслей
на душу населения

мир обязательно спасут…

мир обязательно спасут
могучие мозги мыслителей
и нервы оголённые поэтов –
я это знал всегда
а если забывал
среди тревог
раздумий
и сомнений –

всегда об этом помнили цветы
берёзы
пчёлы
соловьи
носороги
и дети на руках у матерей

переливание крови

разлучить нас –
всё равно что взять и отменить
самый главный закон природы
заодно и все остальные законы

экстерном мы сдали экзамены в школе
где учат забывать прошлое
над моим столом
аккуратно прибита похвальная грамота
…а вчера в рыбном отделе
в какой-то длинной и нервной очереди
я почувствовал вдруг
как в меня – капля за каплей –
переливается твоя кровь
горячая нетерпеливая
она слегка покалывала вены
испуганный
я бросился сломя голову
на улицу
чтобы предупредить тебя
но меня остановили прохожие
– чудак – сказали они –
постарайся успокоиться
в этот миг
твоя кровь капля за каплей
капля за каплей
наполняет её аорту
и уже совсем близко от её сердца –

вот и попробуйте нас разлучить!
во-первых –
это всё равно что отменить все законы
природы
а во-вторых –
слишком много испорчено
крови…

свобода выбора

этот точильщик невозмутим и спокоен
искрами брызжет упругое тонкое лезвие
может вонзиться легко
тёплый хлеб на столе

может легко перерезать поющее горло

я знаю одну очень весёлую…

я знаю одну очень весёлую
и одну очень печальную песню
этого вполне достаточно
чтобы не страшась одиночества
говорить людям правду о них
в глаза

вся жизнь

детство кончается
когда узнаёшь
что заветная роща за оврагом –
это пятьсот кубометров древесины

юность кончается
когда понимаешь что впереди
ещё тысячи дел
более важных
чем счастье всего человечества
кончается всё –
условно называется зрелостью
когда перестаёшь верить
в своё собственное бессмертие

…из-за угла
уже не прячась
в густой тени деревьев
спешит навстречу
неулыбчивая старость

прятали от детей…

прятали от детей
далеко и надёжно
а они и вовсе без спичек
научились легко
поджигать дома

из монолога

– не будет чуда

ведь в конце концов вы скажете:
всё объясняется
довольно просто
и объясните всё
довольно просто
отныне – никаких чудес!

рубаху скину прочь –
рубцы от страшных ран
запёкшиеся
грязные плевки на коже
ладони протяну –
и дырки на ладонях
неубедительно?
тогда – вот годовой абонемент
на лекции по атеизму
а с меня –
довольно!..

гиподинамия

для здоровья
очень опасно
долго стоять на месте

лучше – идти

даже неверной дорогой
даже к краю пропасти
даже бездонной

что-то классическое

я не знаю
красиво или нет быть знаменитым –
я никогда им не был

не помню
желал ли когда-нибудь слав
громокипящей –

может быть только однажды
когда смотрел
как ты перелистывала томик стихов
очень знаменитого
прославленного поэта

я с завистью смотрел
а блаженная улыбка
без страха блуждала по твоим губам

какие тайны…

какие тайны!

я знаю, как гаснет свет в твоем окне
и как зажигается вновь

какие тайны
можно сохранить
между двумя вспышками огня

ошибки

ну ошибся
подумаешь беда!
людям свойственно ошибаться
говорю беспечно
сейчас начну исправлять ошибки
после завтрака и начну…
или завтра…
или –
никогда…

вы только взгляните – сколько их
все равно всей жизни не хватит
чтобы исправить эти вздорные
эти нелепые
эти дурацкие ошибки

— горбатого могила исправить –
говорите раскачивая указательным пальцем
перед самым носом

я виновато соглашаюсь
и ухожу прочь
делать новые
непоправимые
ошибки

время неумолимо

время неумолимо

если в досаде ли
в ярости ли
сломать и отбросить часы
время продолжает идти
и идти

свидетельствую:

всегда в одном направлении
непроходимыми тропами
за глухими стенами
за ржавыми засовами

наше время

устремление

трава
тянется за бабочками и стрекозами

деревья
устремляются ввысь
в погоне за облаками

облака никуда не торопятся
облака равнодушно плывут
подгоняемые ветром

чтобы бесследно исчезнуть
за горизонтом

термодинамика

прячу в воротник пальто шею –
согреваю миндалины
и слова
пусть при встрече с тобой
остаются теплыми
даже в замерзших губах

Объявление 1

требуется а н г е л на полставки
любить
не сходя с ума
творить добро
с оглядкой
падать
на заранее подстеленную
соломку

объявление 2

меняю:
одиночество
в хорошем состоянии
с ошейником красивым
мертвой хваткой –

на первую бродячую дворнягу
с бездомной нежностью
в растерянных глазах

объявление 3

сниму земной шар
для временного проживания

можно и без особых удобств:
вулканы
землетрясения
лесные пожары…

но убедительная просьба:

без друзей и любимых
не предлагать

июль

мимолетны летние ливни
а как все сразу переменилось! –

сверкающие лопухи
смеющиеся глаза
и твои волосы в каплях дождя

совсем близко

правило сложения

– полцарства за коня! –
кричит он удирая с поля боя
– полцарства за коня! –
хрипит разбитый самодержец

величество ваше
взгляните на двух красавцев
яростно грызущих удила:
чудо ведь как хороши
и без сомнения
оба теперь – ваши!

вторая молитва дурака

о Г о с п о д и
если осталась в тебе хоть капля жалости
к дураку печальному
сделай милость
о Г о с п о д и

продли дарованный миг
о котором просил в предыдущей молитве
или
отними у меня память
о н е й
навсегда

послушайте
не задавайте мне вопросы…

послушайте
не задавайте мне вопросы –
сначала сам во всем
я должен разобраться

присядьте где-нибудь в сторонке
вот книга
справочник
журнал
где много замечательных картинок
полезных сведений
и прочей ерунды

но –
никаких вопросов до тех пор
пока ищу ответ на свой
единственный:
смогу ли
я без нее прожить хотя бы день?

тогда отвечу вам
что буду делать завтра
Эффект Эдипа

заткните уши
когда на закате кукует кукушка

не протягивайте ладонь
этой старой и глупой цыганке

сколько грядущих колец
умерло в спиленном дереве?

не спугните вечность

обычная драма

жизнь –
словно репетиция перед спектаклем
а когда наполняется зал
и звенит последний звонок
и открывается великолепный занавес –
на сцене
в светящейся пыли прожектора
вместо тебя
только старое-старое зеркало
наспех завешенное
случайным куском холста

о красоте

давай-ка спросим пса
о красоте ошейника –
кто ответит нам искренней?

впрочем
он кажется чем-то расстроен
так что руку
лучше держать подальше

да и несомненно
намного удобнее
беседовать из-за калитки

<art gallery — IV>

перед концертом

десять музыкантов сидят за столом
один прижимает к груди
потемневшую скрипку
остальные роются в карманах
в поисках канифоли
искоса поглядывая на аквариум
где плавает и слабо мяучит
обожравшийся
кот

разведи ладони…

разведи ладони во всю ширину
вот столько бывает счастья!
а может быть еще больше
если сложить ширину
твоих и моих рук
в м е с т е

поющие рыдающие
гласные…

поющие рыдающие
гласные
шипящие
рычащие согласные
знак твердости
знак нежности…

и это все –
язык или судьба?

Реклама