Хайку-2017…

…и далее, в порядке погружения в прошлое:

2017

Хорошо сидим
Мы с кузнечиком
На вершине осенней сопки!

Один из фонарей — луна,
Взглянув сквозь ресницы,
Узнаешь, который?

Тигровых лилий пыльца
Красит пальцы багряной хной.
Нечаянное мехенди.

Собираюсь в оперу к ночи,
На бегу из просохших туфель
Морской песок вытряхаю.

2016

Друг на рассвете года
Подарил мне компас —
В путь же, за новым счастьем!

Звездный ведет пастух
Облачных восемь овечек,
А девятый — месяц…

Самоцветов светодиодных
Россыпь по крыше! Это —
Серебряное Копытце?..

На стремянке стоя —
Внизу аналой остался! —
Наряжает священник елку.

Сено, сено тащите! —
Кричит настоятель храма.
Вертепчик строят…

Новогодний дождь.
Все-таки это слишком.
Не так ли, небо?

В тридцать лет
Узнать, что такое арксинус —
Тоже ведь достиженье?..

Полцарства за снежок!
Рассыпчатый, в лицо –
Со всей любовью.

А и верно:
Давно мы
Толкина не читали!..

Снимаю с ветки
Янтарное ожерелье…
Праздники миновали.

В доме напротив
До марта светится елка.
Братья по духу!

2015

Формула здешней зимы:
Холодный ветер.
Горячее солнце.

К дню рождения,
К новому году и к Рождеству —
Расцветала магнолия трижды.

Между небом и льдами
В огромном уютном мире
Горит свеча на заливе.

Белые деревья мне снились:
Ветви качались в снегу и цветах
Под ветром ночным.

За вороньим гнездом,
За гребнем неближней сопки
Луна восходит.

На балконном стекле
Сердечко с пометкой «Глупо!»
Оставил прежний хозяин.

Белая пыль повсюду,
Корейская речь:
Ремонт, однако.

К памятнику гусару
Давыдову — кто веночек
Одуванчиковый принес?

Дымчатый кот
В цветочных пламенных джунглях,
В тюльпановом поле.

Высоко в развилке
Цветущей вишни
Слушаю ветер с моря.

Давай — подарю
Хорошую старую книгу?
Так, без причины.

Впереди бежит мальчик,
Мелькая зелеными кедами.
Весна пришла.

Не хочу с тобой спорить,
Но спорю — и в этом суть
Притяжения моего.

Сколько акаций!
С ранних лет здесь живу —
Не замечала…

Солнечный зайчик на стенке.
Тень ладони моей.
Странный наш, странный мир.

Полнолуние над Хоккайдо
Не даст тебе спать сегодня,
Отаку наш бесценный.

«Хигураши» на ночь
В пересказе кратком —
Думаешь, усну?

И завтра тоже
Надо будет забросить денег
На хлеб Донецку.

Не забыть, зачем
К христианству тянется разум.
За свободой.

В стене чернильной
Какой из кандзи
Станет тебе пределом?

Низко-низко в небе
Летит самолет.
Военный? Гражданский?

Заблудившись в мальвах,
Почувствуй себя
Ариэтти!

Трасса бежит,
Ускоряясь, как наше время —
Сопка за сопкой…

За рулем поют
Ирландцы-гиды, рисуясь.
И вот ты еще тоже.

Лучом фонаря
Ловишь ливень ночной —
Фейерверк как будто…

Виноградные плети
Дрожат и бьются в окне.
Циклон под утро.

Жаль, что не вместе
На лотосы там, у ГРЭСа,
Мы с тобой смотрели.

Парижские взрывы
По всем новостям.
Злое доброе утро.

Долго-долго звучит
«Я люблю тебя» на рипите.
Голосовая почта.

Как горят и рдеют
Под свежим снегом бочка
Белоснежкиных яблок!

Будит жажду текучих красок
Пустотелая красота
Алгебраических формул.

Ветер октябрьский сбил
Тополиную веточку наземь:
Близкой пахнет весной.

С последним лучом успела
В преддверии ноября
К закатному клену.

На фиалку похожа,
Цветок с немой сердцевинкой,
Диаграмма песни дельфина.

Странствует в одиночку
По Тихому — кит, поющий
На собственной частоте.

В прошлый раз — в каком же году
Расцветали дважды сады?
Говорят, что перед войной.

Погружается, рдея,
В сосуд из спутанных веток
Огромное солнце.

Повсюду, куда ни укройся,
В комнате, ванной и кухне
Слышен ветер небесный.

День, когда
Ты придумал хайку,
Не считать пустым же?..

На колючих ветвях
Между шариков и снежинок —
Морские звезды.

Жжет костер человек.
И, молча глядя в огонь,
Думает обо мне.

Заплутали в краю
Бессчетных растущих лун
И тысячи смсок.

Не бойся. Вот что
Хочется мне сказать.
Ничего не бойся.

В тридцать лет впервые
Сочиняю лоскутное платье
Любимой кукле.

Эй, смотрите все, —
Не касается в танце льда
Сын лисы-кицунэ!

Рисовальный ужас
Чистой пустой бумаги
Познан. Преодолен.

2014

Вот уже третий день
Аромат на блоттере смятом
Остается верен себе.

Первая бабочка в марте.
Только-только расправила крылья —
Или зиму смогла пережить?

Вместо моря — туман.
Силуэты башенных кранов —
Птеродактили на водопое.

Доверяйте цветам в горшочках.
Обещали весной расцвести —
Расцветут, не думай!

«Пароходы и прочие члены семьи», —
Скажет мама, листая
Сто тысяч дедовских фото.

Интересно, увижу ли
В утреннем Севастополе
Корабли на рейде?

Застывая, стекает с ложки
Расплав стеклянного света.
Яблоко в карамели.

Перламутр в песке.
По всему побережью — осколки
Очень маленьких, очень нездешних цивилизаций.

Обернется ли
Поражением эта победа —
Весна лишь знает.

Выбираем с подружкой
Цветные гели для душа
Друг другу в подарок…

Не сумев совершенство добыть
Впридачу к победе,
Безупречен — на тренировке.

Спят, прижавшись друг к другу
На зимних клумбах
Кампусные собаки.

Даже первый помощник Спок
В день рождения свой
Не желает забытым быть.

Сверхуютный хайтек с кровищей,
Дальний отзвук монгольской воли —
Весь рецепт корейской попсы.

Кто придумал, скажи, назвать
Этот строгий графитный лак
В честь тебя, Джек Воробей?

Никаких причин
Вспоминать страну
Пяти тысяч кандзи.

Первокурсник мой —
Просто вылитый Роб Энибоди.
И нравом тоже!

Эх, формальная логика.
Что-то по мне —
Ты слишком формальна.

Бесконечно он
Неуклюж и точен —
Китайский русский…

«И часовню тоже.
Из хулиганства» (с)
Страна Россия.

Бесконечный сюжет.
Неужели я так
И состарюсь на этой манге?

Пауков развелось…
Ожидаю
Бессчетных писем.

До чего же похож
На конструктор «Лего»
Этот ваш корейский.

Лаборанты все-все
Взяли отпуск — летят
Любоваться цветущей вишней.

Жгут тополиный пух.
Пламя, танцуя, как призрак,
Бежит по асфальту и гаснет.

Я и забыла,
Что здесь воробьи —
Не такие, как дома.

Визовый центр
Вприпрыжку, бегом покидаю.
Добби свободен!

А не странно ли — вслед мне не родич махал,
И не друг, и не брат —
Наш китайский магистр?

У общаги на пирсе
Кореяночка крабов поймала.
Наверное, вкусных?

Выдворяем в подъезд
Паучка — норовит
Просочиться обратно.

Утром с яблоком кислым
И молотым перцем омлет —
Только мне он и вкусен!

С другом неблизким
И дочкой его семилетней
Все нас за семью принимали.

Не хватало Тоторо там,
Под тем деревом в парке,
Где мы прятались от дождя.

За окошком трапезной
Первый порхает снег —
Радостен настоятель.

Акварельно-млечный
Эскиз серафима запомню, пока он
Не обрел завершенность.

Часы на башенке придорожной,
Стоявшие, сколько помню их…
Сегодня тронулись стрелки.

Реклама