Об эльфах, масонах и скачках

Эльфы и молоко, да… Много историй с этим связано – я слышал немало баек о том, как их женщины доили наших коров. Вот одну такую историю вам и расскажу.

Был в наших краях человек – зажиточный фермер, но прямо-таки помешанный на скачках. Карты и скачки – дело рискованное, вот он и разорился в конце концов. Лошадей он разводил – загляденье, а не лошадки. Но вот резвости им самую малость не хватало. Проигрыш следовал за проигрышем. В конце у него осталось каких-то восемь-девять коровок, а ведь были времена, когда они стадо в сорок голов держали! Как-то утром говорит ему жена, что одну корову кто-то выдоил прямо досуха. А корова хорошая. Он это мимо ушей пропустил, а на следующее утро то же самое. Спустя неделю стало ясно, что дело серьезное, и тогда фермер встал до света и с ружьем вышел караулить вора. Он-то думал, что молоко у них ворует обычный человек.

А коровы в хлеву и нет.

Нашлась она в развалинах древнего форта неподалеку от фермы. Рядом сидела какая-то женщина и доила ее.

Он, конечно, вмешался. А она ему:

— Мы попали в беду. Я из эльфов, мой муж погиб. У нас была битва, и моего мужа убили, понимаете? А вот это – мой сын.

На земле подле нее сидел маленький мальчик, лет трех с виду, ну, может, четырех-пяти.

— Вот я и решила подоить вашу корову…

— Доите, — сказал фермер. – Я разрешаю.

Испугался он.

— Настанет день, и этот мальчик вам отплатит добром, — пообещала она.

Тем и кончилось. Годы шли. Подняться, вконец разорившись, не так-то просто. Ферма была очень большая, но на фермерах тогда висела аренда, и ведь еще работникам надо платить… Сейчас проще. А у нашего фермера был молодой конь-трехлетка. Происходил он от очень хорошей скаковой кобылы. Правда, та кобыла давала прежде потомство какое угодно, только не быстрое. А в пару ей фермер подобрал чьего-то старого, потрепанного жизнью, хотя и чистокровного скакуна.

И он стал подумывать, не отправить ли этого трехлетку на любительские скачки. Такие тогда устраивались в каждом городе, ставки там были низенькие, фунтов восемь-девять. Он рассчитывал так подзаработать.

А лет с той встречи у форта прошло много – десять или двенадцать. И вот однажды утром проезжал фермер своего конька. Пустил его галопом вокруг тех самых развалин. Вышел оттуда паренек лет шестнадцати-семнадцати и остановил коня. Поднял руку, тот и встал как вкопанный.

— Ты его собираешься на любительские скачки выставить, — говорит.

— Собираюсь, — кивнул фермер. – Мне позарез надо заработать хоть пару фунтов.

И услышал в ответ:

— Не стоит. В Куррахе, что в Килдаре, будут большие скачки. Сто фунтов стерлингов и золотой кубок. Я сам поскачу на твоем коне. Дрессируй его пока, да получше, а я тебя встречу там. До тех пор ты меня не увидишь, но в Килдаре я буду.

Фермер последовал его совету и стал готовить трехлетку к большим скачкам. Денег на дорогу не было, пришлось ему самому вести туда коня – пешком из Клэра в Килдар. Он отправился в путь. По дороге приют на ночь им с конем давали такие же любители скачек, как и он сам. Явился он в Куррах, что в Килдаре, а там везде английские лорды и прочая знать. Коня фермер заявил на скачки заранее. А вот наездника… а где наездник-то? Уже и звонок прозвенел, скачки вот-вот начнутся, а конь без седока стоит!

Вдруг фермер увидел того паренька. Одет ярко, как наезднику и положено, шагает ему навстречу по беговой дорожке, хлыстом помахивает.

Он хлестнул коня, и тот взъярился – был бы парень похлипче, ни за что бы его не удержал на месте.

— А дела не так блестящи, как мне думалось, — сказал эльф фермеру. — В скачках участвует один валлиец, во-он тот. Он из масонов. Его будет непросто победить.

— Ну что ж, — вздохнул тот, — скачки есть скачки. Никогда не знаешь, кому повезет, в том и прелесть. Королевский спорт! Мне-то сегодня не до азарта. Но ты уж постарайся.

— А деньги у тебя есть? – спросил эльф-наездник у бедного фермера.

— Нету, — ответил тот. – Пятачок вот один остался.

— Ладно. На твоего коня тут никто не ставит. А ты, если найдешь букмекера, который примет у тебя ставку, поставь все! Это будет сорок к одному. Но сначала я проеду один фарлонг. Мне надо оценить того валлийца. Если я выхвачу красный платок и взмахну им трижды, ставь свой пятачок, если нет – придержи.

Скачки начались. Эльф вскочил на коня. Дали сигнал начинать – фермер так и впился в него глазами. Миновав отметку в один фарлонг, эльф выхватил платок, и фермер отправился делать ставки. Его все хорошо знали, но ставки редко принимаются, когда скачки уже в разгаре. Однако тот букмекер его пятак все-таки принял. Ставка была сорок к одному.

Мчались все сломя голову. Но тот масон долго не выводил свою лошадь вперед. В скачках участвовало пятнадцать славных скакунов. Масон каждое движение повторял за эльфийским наездником, словно прилип к нему. Мало-помалу они вышли на пятое место. Затем на четвертое. Дистанция была немаленькая, три мили, без всяких прыжков.

В конце они уже скакали голова в голову.

Масон сказал:

— Ты эльф.

— Ну допустим, — ответил тот. – А ты дьяволово отродье. Сейчас узнаем, кто круче.

Они поднажали и вышли на второе место. А к финишу подходили уже первыми – одновременно, и ни один не мог вырваться вперед. Все перепробовали – шпоры, хлыст. Не могут лошади быстрее, и все на этом. Тут у эльфа-наездника возникла мысль. В те времена о фотофинише и не слыхивали, ни электричества не было, ничего. Просто ленточка, натянутая поперек беговых дорожек. Он выдернул одну ногу из стремени и ударил коня по шее.

Ленточки он коснулся первым. Обогнал масона!

Эту историю рассказывали сотни раз. Она на самом деле длинная. Я рассказал ее так, в общих чертах.

А деньги как же? Ну, это лучшая часть истории. Фермер забрал свой выигрыш у букмекера. Две сотни фунтов и золотой кубок. И тут же его окружили газетчики, стали расспрашивать – кто наездник да откуда взялся. А эльф тихонько улизнул оттуда, но, уходя, успел шепнуть на ухо фермеру:

— Продай коня. Больше ему скачек не выигрывать.

А фермер ведь любил лошадей, и этого коня продавать не стал, отправился с ним домой. Да только умер конь, как только фермер ступил на свою землю. А дела на ферме с тех пор пошли в гору.

Сыновей своих он отговаривал участвовать в скачках. Один, правда, не послушался. Это в крови, я думаю.

Но женщина-то, которая выдоила фермерскую корову, чтобы напоить сына – она ведь из эльфов была!

У них, видать, свои собственные беды.

Примечание переводчика: почему ирландцы-католики и ирландские эльфы были такого мнения о масонах, мне неведомо)

Реклама